Последняя тайна Сухарино

Текст и фото: Игорь Гурков, «Конаковский уезд»

Игорь Гурков, краевед

…Давно это было. Помню. как мальчишками брали лодку на прокат за 30 копеек и гребли вёслами за Волгу, на казавшийся необитаемым другой берег. Там, играя и резвясь  в прибрежном прилеске или на лугу среди каких-то ям и заросших канав, мы проводили целые дни, пока не начинало смеркаться. Тогда мы отправлялись в обратный путь, по дороге заезжая не небольшой остров, между дворовой пацанвой называемый «Островом костей».
На острове этом было жутковато: кругом зияли выкопанные ямы, разрытые могилы или кирпичные кладки — и кругом, куда ни глянь, торчали человеческие кости. Мы знали, что когда-то на этом острове стояло село Сухарино с церковью, развалины которой до сих пор были видны в разросшихся кустах и деревьях. Вокруг церкви, как и положено, был погост  — и вот теперь его размывали воды Волги, так что костями было усеяно и речное дно вокруг острова. Поэтому долго на острове мы не задерживались, быстренько грузились в лодку и молча плыли домой, подгоняемые наступающей темнотой и собственной мрачной фантазией.  А неподалёку от тогдашней лодочной станцией, где мы и брали на прокат ялки, находился ларёк-пивнушка с романтичным названием «Встреча». Там вечером всегда был аншлаг, рабочий люд после трудового дня заходил туда выпить кружку-другую холодного пивка. Мы же бегали туда за леденцами. И вот однажды, стоя в очереди за леденцом, я стал свидетелем странного разговора, состоявшегося между двумя немолодыми уже людьми — ну а для меня в те годы и вовсе стариками. А говорили они о каком то лагере, что до войны располагался на другом берегу Волги и в котором, судя по всему, один из них в те далекие предвоенные годы работал.  И знакомое мне название Сухарино упомянул, и строящееся водохранилище, и охрану. Странным мне показался тогда этот разговор. А много лет спустя, уже работая егерем на том самом противоположном берегу Волги, узнал я, будто и впрямь где-то неподалёку был лагерь — то ли для заключенных, то ли для строителей, работавших над разбором затопляемых деревень. Вот тут и вспомнился мне и тот давнишний разговор в пивнушке, и наши игры на полянке возле непонятных ям да канавок. Мне стало так интересно, что в следующий раз вооружился я фотоаппаратом, взял у друга металлодетектор и совершил экспедицию на это место. К своему удивлению, недалеко от той самой поляны  обнаружил я в заросшем бурьяне и кустами пригорке  два осыпавшихся колодца, да ещё три прямоугольные ямы — от землянок, наверное. Всё в округе поросло хмелем. Хмель везде, по пригоркам, по кустам, даже на деревья залез. Забравшись подальше в лес, я снова  включил детектор. И тут пошло-поехало. После полутора часов поиска у меня на ладони лежали с десяток довоенных советских монет, безопасная бритва, оловянный матросик, пара гильз от винтовки Мосина и пуговица с якорем. Значит, и впрямь здесь жили люди — причём недолго и уже в советское время. Жили и работали. Правда, судя по находкам, на заключенных это было непохоже. Да и следов колючей проволоки я не обнаружил.  Возможно, стояли тут шабашники, служившие на разборке старых деревень перед затоплением. Но почему тогда тот человек, в пивнушке, называл это лагерем?

Отсняв несколько кадров, я твёрдо решил посетить эти места ещё раз, на этот раз более основательно. Да долго, видать, собирался. Потому что приехав сюда в начале этого лета, не обнаружил ни полянку, ни землянок, ни прилеска. Весь этот участок леса подчистую «зачистил» бульдозер. А возводимый вокруг этой гигантской площадки забор недвусмысленно дал понять, что в ближайшее время здесь вырастет очередной коттеджный посёлок. Сделанные мной во время предыдущего визита фотографии этого места оказались последними. Теперь здесь совсем другой пейзаж. Пусть поймут меня правильно: я за то, чтобы каждый, у кого есть такая возможность, жил в собственном доме. Но вот последняя тайна Сухарино так и осталась для меня неразгаданной…

%d такие блоггеры, как: