Память воды…

Текст: Ирина Топунова

Ирина_Топунова

В наши дни на месте слияния Донховки и Волги — там, где из воды виднеется небольшой островок с остатками будки речного транспортного контроля (своего рода речное ГАИ советского времени), ничто  не говорит о том, что некогда здесь находилась деревушка Шагарово. Да и название это практически незнакомо для большинства жителей Конаково. А зря. Нынешним горожанам не мешало бы знать, что город Конаково находится на территории нескольких бывших деревушек и села Сучки, храм в котором являлся приходским для жителей этих деревушек. Одной из таких деревушек было Шагарово, впоследствии ставшее сельцом.

Примечание: сельцо отличалось от деревни наличием в ней барской усадьбы, а от села тем, что в селе была собственная церковь.

Упоминание о деревне Шагарово, наряду с нынешней деревней Плоски,  впервые встречается в писцовых книгах XVI века^ «… » …да за рекой за Волгою подъ дер. подъ Плоскимъ сена 80 коп., да под Шагаровымъ 50 коп….»   В клинских писцовых книгах 1624-25 годов о Шагарове написано: «за Иваном Михайловым сыном Изъединовым за московское осадное сидение деревня Шагарово на речке на Донховке, а в ней крестьян двор…». Всего названо 3 крестьянских и 2 бобыльских двора.

Кстати, из приведённого выше отрывка становится понятным, что имение свой Иван Михайлович Изъединов получил за «московское осадное сидение»   — последний и драматический эпизод русско-польской войны 1609-1618 годов, когда в ходе  длившейся несколько недель осады Москвы в 1618 году польско-литовские и запорожские войска предприняли неудачную попытку штурма Москвы, после  провала которого были вынуждены пойти на перемирие.

А.М.Васнецов "В Осадное сидение"

А.М.Васнецов «В Осадное сидение»

Московские же дворяне, участвовавшие в защите Москвы (или в осадном сидении) получили различные награды, в том числе и земельные наделы. Так деревня Шагарово перешло во владение к роду Ивану Изъединову.   После его смерти селение было поделено в равных долях между сыновьями Андреем и Семёном.   Так, в писцовой книге переписи князя Ивана Борятинского да подьячего Микиты Воробьева от 1678 г. значится, что «За Андреем Ивановым сыном Изъединовым в половине сельцо Шагарово  а в нем двор ево помещиков дворовых людей кабальный Сенка сын Обресков у него сын Гришка 17 лет на него Сенке кабала». 

В этом тексте обращает на себя внимание упоминание кабалы. Действительно, в тяжелые времена Ивана Грозного и Смутного времени, когда порой не только вольные крестьяне, но и знатные люди теряли всё свое состояние и, чтобы не умереть с голоду, отдавали себя и свою семью в кабалу состоятельному помещику. Составлялся официальный договор о переходе семьи в кабалу, чаще всего до конца жизни помещика. Кабальную семью чаще брали в дворовые (деловые) люди. Но и после смерти хозяина бывшим кабальным порой было некуда идти, кабалу продлевали на нового помещика (наследника предыдущего). Так постепенно с годами кабальные нередко переходили в разряд обычных крепостных дворовых людей.

В  переписи 1709 г. о Шагарово говорится, что «в том сельце помещиков двор. В том помещичьем дворе деловых людей Григорий Семенов сын Обретов 52 лет Ермола Ильин сын Обретов 45 лет Лукьян, Семенов сын … 45 лет у него сын Тимофей 7 лет Матвей Петров сын Обретов 30 лет у него дети сын Анисий 7 лет».  Тут мы видим в дворовых (деловых) людях уже сына вышеуказанного кабального Сенки — Гришку с детьми. Прозвище-фамилия  Обресков трансформировалось в Обретов ( что часто наблюдалось у крестьян) и  сохранилось на долгие годы и десятилетия. Упоминаний о кабале уже нет.

В те годы деловыми людьми называли дворовых крестьян, т.е. крепостных крестьян, живущих и прислуживающих в доме помещика.

Если перепись 1709 г. учитывала только мужское податное население, то перепись 1710 г. была более подробной. Переписывался весь состав семьи, сколько изб у семьи, её износ, ветхая ли изба. Учитывался достаток семьи, не нищенская ли, чем кормится. Делались интересные приписки по поводу занятий и происхождения крестьян (к примеру, «взятых в полон»). Так, в переписи сельца Шагарова от 1710 г. есть сведения о наличии конюшенного и скотного дворов при усадьбе: «двор конюшенный, в нем живут конюхи Лукьян Семенов 55 лет, у него жена Марья Семенова дочь 45 лет, у них сын Тимофей 8 лет, пасынок Леон Федоров 30 лет», «двор скотный, в нем живут скотники Ермола Ильин сын Обретов 45 лет, у него жена Фекла Степанова дочь 40 лет, сыновья Фрол 16 лет, Егор 11 лет, дочь Авдотья 9 лет». Упомянутые в 1709 г. Григорий Семёнов Обретов в переписи 1710 г. значится приказчиком, Ермола Ильин скотником, а Лукьян Семенов конюхом. Заметим, что возраст у крестьян до введения в 1722 году метрических книг указывался весьма приблизительно.

Андрей Иванович Изъединов скончался в 1713 году и сельцо досталось его сыну Михаилу.  По переписи 1715 г. «сельцо Шагарово за Михайлом Андреевичем сыном  Изъединовым, в том сельце вотчинников двор, в том дворе деловые люди Иван Петров 54 лет, жена ево Авдотья Семенова 50 лет, дети…  Михаил Андреевич умер в 1732 году, а год спустя Шагарово было присоединено к владениям Авдотьи Семёновны — племянницы А.И.Изъединова (по первому мужу Лодыгиной), владелице соседних селений Кузнецово и Белавино. Но седьмая часть имения по существовавшему закону, в 1736 году была закреплена за вдовою Михаила Изъединова — Алёною.  В документах 1733 года Шагарово именуется уже «сельцом с вотчинниковым двором со службами». Авдотья Семёновна Изъединова во втором браке была замужем за Иваном Матвеевичем Рудаковым. Шагарово, Александрово, Кузнецово и Белавино постепенно переходят во владение Рудаковых.

Барон Иван Юрьевич Фридрикс

Барон Иван Юрьевич Фридрикс

Иван Матвеевич Рудаков имел  2-х наследников — сыновей Николая и Матвея Матвеевичей.  В 1749 г.  Николай свою половину сельца Шагарово и деревню Александрово продал жене брата (Матвея Ивановича) Феодоре Фёдоровне Рудаковой (в девичестве Кисловской).  Всех проживающих там крестьян, принадлежащих ранее Изъединовым, Феодора продает барону Ивану Юрьевичу Фридериксу, а на их место переводятся крестьяне из родовых поместий Рудаковых и Кисловских Ростовского, Переяславль-Залесского, Угличкого, Тверского и Клинского уездов.

Фридрикс, Иван Юрьевич (Иоганн) (1723—1779) — придворный банкир, барон, являясь при Всероссийском императорском дворе банкиром, за прилагаемые старания к улучшению распространения коммерции и многие оказанные им заслуги в августе 1773 года пожалован с потомками рождёнными и впредь рождаемыми в достоинство и честь баронов Всероссийской империи.

После кончины Феодоры Фёдоровны все её владения делятся между мужем —  Коллежским Советником Матвеем Ивановичем Рудаковым и детьми —  Дмитрием, Михаилом и Елизаветой.

В 1785 г. Матвей Иванович с детьми постоянно проживает в усадьбе Шагарово. Из исповедальной книги 1785 г. прихода погоста Сучки: «Шагарово — вотчина Коллежского Советника Матвея Ивановича Рудакова. дети ево:  Елисавета Матвеева  25 лет, Димитрiй 23 лет, Михайла 21 год» В усадьбе на тот момент проживали 24 семьи дворовых людей, 31 мужчина и 34 женщины.

В 1795 г. в Шагарове числились 11 семей, всего 31 душа мужского пола и 30 женского. После смерти Матвея Ивановича в 1798 г. в Шагарове постоянно проживают его сыновья Дмитрий 35 лет и Михаил 33 лет, оба холостые. При них числится 67 дворовых людей обоего пола. В 1799 г. между братьями происходит раздел наследства. Сельцо Шагарово, дер. Александрово и часть дер. Скрылёва достаются  капитану Дмитрию Матвеевичу Рудакову.  Михаилу Матвеевичу достаются дер. Кузнецово (где он обустраивает свою усадьбу), дер. Белавино и часть Скрылёва.

В том же 1799 г. Дмитрий Матвеевич женится на Екатерине Калиновне Благово, дочери клинского помещика Калины Александровича Благово и кашинской помещицы Елизаветы Ивановны Зыковой. У них рождается много детей.

Примечание: известный в 19 в. Архимандрит Пимен, настоятель русской посольской церкви в Риме, историк, поэт, мемуарист — Дмитрий Дмитриевич Благово, родной племянник Екатерины Калиновны.

Пимен

Архимандрит Пимен

Дмитрий Матвеевич с большой любовью благоустраивает свою усадьбу. Хозяйский дом представлял собой деревянное строение со службами и садом с “плодоносящими яблонами, шпансковишенными деревьями”. При дворе числилось 20 дворовых людей.

В 1809 г. в семье Дмитрия Матвеевича было 5 детей: Александр, Елизавета, Варвара, Николай и Фаина. При дворе числилось 41 человек дворовых людей обоего пола. В 1811 г. дворовых людей 45 человек. К 1820 г. у Дмитрия Матвеевича рождается ещё 3 детей — Павел, Софья и Юлия. Дмитрий Матвеевич Рудаков был дружен с соседями по имению, владельцами усадьбы в Новоселье, родителями Татьяны Петровны Пассек, был крёстным отцом её брата Алексея.

Сельцо имело очень выгодное расположение, оно находилось на Корчевском тракте. Кроме того, рядом с сельцом была пристань на Волге под одноименным названием.

Т.П. Пассек бывала в Шагарове и описала его в своих воспоминаниях: «…Как теперь вижу их большой, деревянный дом на берегу Волги, просторными комнатами, чайную с итальянским окном, а под ней в роде антресолей низенькую комнату с полукруглым окном до пола… Помещики Шагарова — тип старинных, добрых, честных владельцев, были любимы и уважаемы как своими подданными, так и всеми, кто только их знал. У них всё было просто, всё отзывалось довольствием, радушием. Многочисленная семья красивых, здоровых детей росла на свободе под надзором разумной матери и преданных простосердечных русских нянек»

В 1822 г. Дмитрий Матвеевич умирает. А в 1824 г. умирает и Екатерина Калиновна. Дети остаются сиротами. Младшие дети воспитываются в Сиротском приюте. Шагарово в документах тех лет числится как «вотчина малолетних детей Рудаковых».

В 1830-х годах владельцем сельца Шагарова становится «подполковник, кавалер Карпов Орест Алексеевич» —  муж одной из старших дочерей Рудаковых Варвары Дмитриевны. Карповы продолжают вести большое хозяйство в усадьбе, занимаются благотворительной деятельностью, на свои средства ремонтируют Успенскую часовню в дер. Плоски, строят новый каменный храм в Сучках, около которого они были и похоронены. В 1834 г. в Шагарове числится 40 дворовых людей обоего пола. В 1850 г. Шагарово — «вотчина малолетних детей умершего в 1843 г. подполковника Ореста Алексеевича Карпова». Дворовых  35 человек.  Варвара Дмитриевна, как и ее родители, отличалась добрым нравом. Лично крестила детей своих крестьян. А к 1858 г. все крестьяне Варвары Дмитриевны и ее детей получили вольную. По ревизии 1858 г.  «крестьяне Господ Карповых деревень Александрова, Скрылева, Андронихи, сельца Григорова, Шагарова Корчевского уезда» числятся как «временнообязанные крестьяне Александровского общества». В сельце проживает 11 семей, 20 мужчин и 19 женщин.

 Примечание: временнообязанными назывались крестьяне, освобождённые от крепостного права.

В 1850-1870-х годах Карповы начинают постепенно распродавать свои владения. В конце XIX века имение Шагарово дворянином К. А. Карповым сдавалось в аренду. К началу XX века деревня Шагарово почти не упоминается. В 1937 году эта территория была включена в черту города Конаково. Остатки сельца Шагарово просуществовали до 30-х годов XX в. и были известны под именем «дача архитектора Колли», но затем здесь возникли дома Жилкоопа. На месте усадьбы выросли жилые дома по ул. Гагарина №№ 1, 2, 5, 15, 16. Однако ещё долгие годы на берегу, неподалеку от места впадения Донховки в Волгу, ещё стояла старая шагаровская пристань.

Пристань Шагарово

Пристань Шагарово

Да и старые деревянные двухэтажные дома на улице Жилкооп тоже достались городу Конаково с тех, шагаровских времён. К сожалению, славное прошлое исчезнувшего сельца Шагарово не нашло отражения в названиях прилегающих улиц или набережных города Конаково.  Но осталась на берегу Волги старая лиственница — последняя живая свидетельница сельца Шагарово. Она стоит здесь и по сей день.

listv

%d такие блоггеры, как: