От Исмаила до Шампани

В библиотеке «Конаковского уезда» появилась интересная книга «Чагины: 600 лет на службе России». Один из наследников славной дворянской фамилии несколько десятилетий восстанавливал историю своего рода. И этот род имеет самое прямое отношение к нашей земле.

Г.В.Чагин

Геннадий Васильевич Чагин в прошлом году отметил 80-летний юбилей. Он живет в Москве и известен как крупнейший в мире специалист по творчеству поэта Федора Тютчева. Его постоянно приглашают на международные форумы, конференции, встречи с исследователями русской поэзии из разных стран. О самом поэте Федоре Тютчеве и истории его древнего дворянского рода  Чагин ещё в советское время написал несколько книг. И никогда не думал, что и сам он принадлежит к древнему дворянскому роду, который может поспорить знатностью с Тютчевыми.
О дворянском происхождении в семье Геннадия Васильевича было упоминать не то что не принято — запрещено. Его дядя, старший брат отца, еще в 20-е годы собрал все семейные архивы и сжёг. Не осталось никаких документов ни о происхождении Чагиных, ни о славной истории этого дворянского рода. Дядя и его брат, отец Геннадия Васильевича, служили тогда в пограничных войсках, в Ташкенте (там же родился и наш герой). Хранить дома информацию о том, что ты происхождением «из дворян» было смертельно опасно. Да и просто упоминать, что ты «из тех самых Чагиных» означало поставить крест на военной карьере. Поэтому сам Геннадий Васильевич до взрослых лет даже не знал о том, к какому славному роду он принадлежит.
— Был такой знаменитый московский исследователь генеалогии Юрий Борисович Шмыров, — вспоминает Геннадий Васильевич. — И он как-то подошел ко мне и сказал — а почему вы не занимаетесь историей своей фамилии? Ведь вы принадлежите к очень древнему и старинному дворянскому роду, не хотите написать об этом? К стыду своему, я тогда мало что знал и вообще был офицером, членом партии, для меня дворянское происхождение вызывало, скажем так, не самые теплые чувства. Но я понял, что кто-то должен заняться историей нашей фамилии, и принялся потихоньку собирать документы…
Сбор сведения для книги  о дворянском роде Чагиных занял несколько десятилетий. Геннадий Васильевич подошёл к созданию генеалогического древа своего рода с научной скрупулезностью. Он отправлял запросы в архивы, рылся в старых летописях, подолгу листал старинные писцовые книги. Информацию приходилось восстанавливать буквально по крупицам, говорит он. Тем более что в советское время потомкам рода Чагиных, чтобы спасти их, как дворянских детей, от репрессий, меняли фамилии, выправляли новые документы — словом, всячески «путали следы», и только терпение и аналитические способности такого исследователя как Геннадий Чагин помогли распутать множество загадочных ребусов в истории его фамилии.

Куликовская битва. Где-то среди этих воинов мог быть и предок Г.В.Чагина

Куликовская битва. Где-то среди этих воинов мог быть и предок Г.В.Чагина

История рода Чагиных уходит еще во времена Куликовской битвы, когда князь Василий пожаловал некоему Неклюду Чагину земли близ Юрьевского села в Московском княжестве. Неклюд привел на Куликово поле свой отряд, и отважно сражался, — видимо, земли ему были подарены в награду за воинскую доблесть. При этом сама фамилия «Чагин» имеет совершенно мирное происхождение. Есть несколько версий. «Чагой» называли нарост на стволе березы — не исключено, что и кто-то из первых Чагинах поручил такое прозвище за утолшение кожи на лице, напоминающее такой нарост. Фамилия Чагин могла иметь и тюркское происхождение — по-татарски «чага» означает «дитя, ребенок». Есть версия и о турецком происхождении фамилии, — турки называют «чагой» девушку-невольницу. Сам Геннадий Васильевич склоняется к тому, что фамилия произошла от глагола «чагать» — так до сих пор во Владимирской области, откуда идут корни рода Чагиных, называют ловлю рыбы тремя сетями.
Как бы то ни было, но вскоре Чагины стали владеть землями в самой Москве («мы москвичи с начала 16 века, уже более пятисот лет», — с нескрываемой гордостью говорит Геннадий Васильевич). Постепенно потомки Неклюда Чагина расселились по России, у рода Чагиных появились московская, ярославская, костромская ветви. Появилась и тверская: сначала помещики Чагины купили земли под Калязиным, после переселились в Кашинский уезд, из которого впоследствии и был выделен Корчевской уезд. Фамилия Чагин уже неоднократно встречалась в публикациях «Конаковского уезда». Отставной поручик Чагин был одним из организаторов ополчения в Корчеве в 1855 году (см. заметку «Марш в историю»), во время Крымской войны. А  помещик Чагин в 1892 году проводил раскопки древних курганов, и найденные там монеты и кинжалы подарил Тверскому музею.

Герб дворянского рода чагиных

Герб дворянского рода Чагиных

Чагины, и об этом Геннадий Васильевич подробно пишет в своей книге, были прежде всего военными. Практически все 12 поколений Чагиных участвовали в битвах, разрабатывали новые системы оружия, служили Отечеству и защищали его рубежи. Даже на фамильном гербе рода изображен воин в латах, защищающий вход в некую крепость. Один из «тверских Чагиных», Михаил Григорьевич, был первым в истории Преображенского полка бомбардиром — то есть артиллеристом. Другой воевал в корпусе Суворова, и получил Георгиевский крест из рук легендарного полководца за отличие при штурме турецкой крепости Измаил. Третий, Василий Иванович Чагин (кстати, прямой прапрапрадед Геннадия Васильевича) участвовал в войне 1812 года, в Заграничном походе, и в 1814 году его назначили губернатором провинции Шампань — за то, что он лучше французов говорил на французском и вдобавок совершенно не брал в рот спиртного. Отдельно надо рассказать о Николае Ивановиче Чагином, великом русском инженере и разработчике оружия. Знаменитая «трехлинейная» винтовка Мосина на самом деле могла называться винтовкой Чагина — подробную историю того, почему этого не произошло, Геннадий Чагин приводит в своей книге (и «Конаковский уезд» посвятит этому одну из своих дальнейших публикаций).
В истории рода Чагиных есть и по-настоящему удивительные сюжеты. Например, коллежский асессор Иван Иванович Чагин, его жена Екатерина Андреевна, живя в Москве, нередко становились крестными детей знакомых помещиков. И как-то к ним обратился отставной майор Николай Гончаров, попросивший покрестить его дочь Наталью. Впоследствии Наталья Гончарова станет женой и музой Александра Пушкина, а род Чагиных таким вот образом пересечется с историей рода Пушкиных. В другом случае одна из женщин рода Чагиных взяла на воспитание сирот друга своего покойного мужа, по фамилии Лазаревы — и это те самые Лазаревы, которые впоследствии стали известными исследователями, адмиралами и путешественниками.

А.С.Пушкин и Наталья Гончарова

А.С.Пушкин и Наталья Гончарова

Самое удивительное, говорит Геннадий Васильевич, что ему удалось найти и нескольких летописцев рода Чагиных! Один из них занимался восстановлением истории рода в его «рязанской ветви», а о другом Геннадий Чагин узнал случайно, когда разыскивал следы Чагиных, которые после революции и Гражданской войны покинули Россию. И так он узнал, что в далеком 1935 году (80 лет назад!) один из последних оставшихся в живых столпов дореволюционного рода Чагиных генерал-лейтенант Владимир Чагин, доживавший свои дни в грязной эмигрантской квартирке на окраине Афин, писал своему приятелю, одному из виднейших генеалогов России Л.М. Савелову-Савелкову: «…Ведь род наш не угас и силы наши не иссякли, ибо они неистощимы. Мы стараемся во всю и в этой работе не уступим никому (даже Савелковским родам!), чтобы как-нибудь не подвести нашего уважаемого генерала-генеалога. Итак, выручай, помогай, спасай род! Все мы встанем, как один, даже мобилизуем 20% сошедших со сцены дворян. Но если, милый друг Савелов, мы тебя обидим, то прости, извини; прости, извини; прости, извини…». Видимо, Владимир Чагин собирался написать историю рода Чагиных, но не успел этого сделать. За него это сделал его потомок Геннадий Васильевич Чагин. В подборе материалов для книги и создании окончательного варианта неоценимую помощь ему оказал московский исследователь истории Александр Кубарев.
20954Книга «Чагины: 600 лет на службе России» вышла в апреле этого года. Книгу готовил и издавал на собственные средства (весьма скромные) сам Геннадий Васильевич Чагин, поэтому тираж небольшой — всего 350 экземпляров. Большинство из них сам Геннадий Васильевич намерен разослать известным ему Чагиным, представителям и потомкам этого старинного рода — чтобы они знали и помнили место своей фамилии в истории нашей страны. Не исключено, что в ноябре презентация книги состоится на московской книжной ярмарке Non-Fiction.
А вообще Геннадий Васильевич, несмотря на возраст, человек удивительно активный и энергичный. Он не перестает заниматься исследованиями истории своей фамилии и первое, что сообщил при нашем знакомстве — что на днях в Москве открылся ресторан «ЧАГИН», первый случай в истории рода, когда фамилия Чагиных попала на вывеску заведения общественного питания, смеется Геннадий Васильевич. И добавляет — зато теперь есть место, где можно собираться представителям фамилии Чагиных. Кстати, ресторан открылся в доме, где когда-то, напротив Сретенского монастыря, жил известный московский архитектор Владимир Иванович Чагин, а его внук, Алексей Иванович, стал заместителем ректора институты мировой литературы. Есть сегодня Чагины не только в Москве, но и в Твери, Ярославле, Калуге, Минске, Костроме, Владимире, Санкт-Петербурге, Париже, Нью-Йорке…  Так что жизнь древнего рода продолжается, и его история будет дописываться ещё не одно десятилетие…

%d такие блоггеры, как: