Скрипучая фамилия

Или как связаны между собой старинный тверской дворянский род, поэт Державин, вдова майора и маяк.

Фамилия Скрыплёв, как считается, появилась еще в XIV веке и, по одной из версий, была присвоена человеку, носившему сапоги со скрипом (по-древнерусски «скрып») — особый вид щегольства на Руси, ради которого многие модники и важные сановники даже заказывали себе специальные скрипучие стельки для сапог. Поскольку сапоги в те времена носили в основном люди служивые, неудивительно, что Скрыплёвы дали России немало известных военных, путешественников и мореплавателей. С 1626 года Скрыплёвы внесены в родословную книгу древнего русского дворянства Курской губернии, но представители этой славной фамилии отметились и в истории Корчевского уезда.
В 1710 году, когда государь Петр Алексеевич повелел провести всероссийскую перепись и составить по каждому уезду свои «переписные сказки», фамилия Скрыплёвых впервые появилась в списках жителей Тверской земли — в тот момент Тверь входила в состав гигантской Санкт-Петербургской губернии, простиравшейся от Невы до Волги. В Горицкой волости Новоторжского уезда значились дворы и земли, записанные «за драгуном за Никифором Васильевым сыном Скрыплёвым, за порутчиком за Михаилом Степановым сыном Скрыплёвым, за драгуном за Леонтьем Ивановым сыном Тимиревым». Кроме того, было отмечено, что «драгун Никифор Васильев сын Скрыплёв 18 лет холост на службе ныне в Низовом походе в Ынгермоландском полку, а драгуны Федор да Офонасей Петровы дети Скрыплёвы ныне на службе в армеи в драгунских полках холосты, у них мать вдова Анна Матвеева».
Не исключено, что кто-то из этих Скрыплёвых был поэтом, и ему даже посвятил свои стихи Гавриил Державин, написавший шуточную оду, которая так и называется — «На Скрыплёва»:

«Скрипит немезанна телега
В степи песчанистой без брега
И с золотом везет навоз
Сидит кулик-крикун в болоте
Трудится в тяжкой он работе
To ноги увязит, то нос.
<…>
Подобно так твоя приятна
Легка поэзия и внятна
О славный наш поэт, Скрыплёв!».

Помещики Скрыплёвы жили тогда и на территории будущего Корчевского уезда, в деревеньке Шишкино на левом берегу Волги. Деревня была, по нынешним меркам, совсем крошечная, состояла из скотного двора с дворовыми людьми и бобыльского двора (то есть там жил бобыль — неженатый крестьянин). И принадлежала она тоже военным по фамилии Скрыплёв: сначала владельцем Шишкино после смерти родителей стал поручик Михаил Скрыплёв, а в 1724 году прожиточное поместье было записано за Степаном Моисеевичем Скрыплёвым. Наконец, в 1730-е годы владелицей поместья стала Екатерина Ивановна Скрыплёва, которую в официальных документах называют «майоршей» — то есть вдовой русского офицера, скончавшегося в звании майора.

11225099_1620316538221083_5902228618090559212_o

В январе 1741 г. майорша Скрыплёва обратилась к тверскому епископу Митрофану с просьбой благословить строительство в деревне нового храма. Храм должен быть построен «по обету» — то есть скорее всего скончавшийся муж майорши-помещицы завещал ей его построить как можно скорее. К тому времени в деревнях Шишкино и Борки, принадлежавшей Скрыплёвой, находилось уже 66 дворов и жило 242 «души мужеска пола», а детей, женщин и стариков тогда в число населения не включали. Деревня Борки была довольно состоятельной — по две десятины в поле пашенной земли на семью плюс 50 копен «сенного покосу». То есть средства на строительство храма у майорши имелись.

11807389_1620316548221082_341564037666695588_o

Помимо денег на постройку, Екатерина Скрыплёва обещала также сохранить все расходы на содержание храма, то есть покупать свечи, ладан, церковное вино для причастий. Храм решено было строить каменным, и это было правильным решением — на левом берегу Волги на сто верст вокруг каменных храмов не было. Строительство продолжалось четыре года, в 1745 году тверская консистория проверила, все ли готово к освящению храма и направила на освящение чередного священника Тверского кафедрального Собора. Чередной — это дежурный, но это не дежурство в нашем понимании. В православных консисториях тогда стояли целые очереди желаюших поехать освящать такие вот сельские храмы. Подобная работа считалась чрезвычайно почетной. Храм был освящён во имя Рождества Пресвятой Богородицы (обиходные названия — Богородицкая, Богородицерождественская, Рождество-Богородицкая). В последующие годы к нему пристроили колокольню и два придела.
К сожалению, после этого фамилия Скрыплевых пропала из местной истории. Скорее всего, помещица Екатерина Скрыплева, выполнившая обет покойного мужа и построившая каменную церковь, продала имение. Продала, кстати, тоже военному — с 1775 года владельцем деревень, принадлежавших ранее Скрыплевой, числится в ревизиских записях сержант Николай Бестужев-Рюмин. Церковь не сохранилась, как исчезла и сама деревня Борки: она попала в зону затопления, в настоящее время на одном из островов близ левого берега Волги находят остатки изб и развалины первого каменного храма на волжском левобережье…

Корчевской уезд был образован в 1781 году, а спустя еще 15 лет на карте Российской империи появилась Тверская губерния. Дворянский же род Скрыплевых был внесен в родословную книгу курского дворянства — поскольку, надо полагать, корни происхождения этой фамилии из тех мест.

11745382_1620316644887739_8440497187830022465_n

Пруд на месте кладбища и развалины церкви в бывшей деревне Борки

Остается добавить, что в 1861 году молодой штурман Констатин Скрыплёв совершил беспримерное плавание. На винтовом корвете «Новик» он обошел всю Евразию из Кронштадта до Дальнего Востока, первым описал залив Петра Великого, а один из островов в заливе (тот самый, который лежит при входе в залив Босфор Восточный со стороны Уссурийского залива) был назван в его честь.

11760135_1620316528221084_5790624175203892826_n

Остров и маяк имени Скрыплёва

А спустя несколько лет на острове Скрыплёва началось строительство маяка. Построили белую восьмигранную башню высотой 12 метров на самой высокой скале, высота огня над уровнем моря — 54 метра. «Маяк Скрыплёва, — сообщает современная лоция, — имеет важнейшее значение для обеспечения навигационной безопасности мореплавания судов, следующих в порт Владивосток. Из владивостокских городских маяков маяк Скрыплёва самый мощный — его красный проблесковый огонь виден на 20 миль, практически с любой точки Уссурийского залива». Маяку Скрыплёва тоже пришлось повоевать: в 1918 году здесь высадился десант белогвардейцев, взорвавших оптический блок маяка, после чего маяк несколько недель не подавал туманные сигналы, необходимые в ненастную погоду. Но потом силами местных жителей маяк восстановили.
Вот так оказались связаны в отечественной истории маяк и майор, стихи Державина и деревенька Шишкино в тверской глубинке. И все это — благодаря славной фамилии, старинному дворянскому роду Скрыплёвых, получившей свое название в честь того, что кто-то из их предков обожал щеголять в скрипучих сапогах…

%d такие блоггеры, как: