Самородок из Низовки

Одиннадцатилетним ребенком он был отправлен матерью в далёкий Санкт-Петербург, чтобы самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Однако из своих странствий этот мальчик вынес кое-что куда более значимое, чем деньги, обогатив русскую литературу удивительными самобытными стихами и прославив свою малую родину — скромную деревню Низовка в Корчевском уезде. Спиридон Дрожжин (в дореволюционных источниках иногда встречается написание Дрожин) — герой очередной истории «Конаковского уезда».

  *       *       *

Трава, как бархат, зеленеет,
Звенят ручьи, и ветер веет
В лицо мне воздухом полей
Любимой родины моей.
Вослед за утренней зарею
Выходит солнце над горою…
Иду я вспаханной межой…
В дали прозрачно-голубой,
Купаясь, жаворонок вьется,
И, тень бросая над землей,
По небу облако несется.
Я песне жаворонка внемлю
И, распахнув глубоко землю,
Ее по горсточке зерном
Всю засеваю, а потом
Спешу под кров уединенный
И пред зажженным огоньком
Слагаю стих свой вдохновенный.

(Спиридон Дрожжин, 1904)


Большие проекты и великие стройки навсегда меняют ставший нам привычным облик местности. О старом укладе в наши дни напоминают разве что полуразрушенные колокольни да названия бывших деревень, ныне затопленных и часто забытых. Но остаются ещё и литературные произведения — именно они зачастую обеспечивают бессмертие исчезнувшим поселениям и стёртым из памяти людской именам.
В наши дни от деревни Низовка остался только одноименный остров с обнаруженным заново родником и фундаментом часовни Божьей Матери Тихвинской. А когда-то, до 1834 года, между деревней Низовкой Тверской губернии и селом Шоша (Воскресенское) Клинского уезда Московской губернии проходил тракт и находился мост. Новый мост через Волгу, там где осуществляется движение и сегодня, был выстроен к западу от старого, через Безбородово.

11053628_1632801413639262_6011227535969752507_o

Бывшая деревня Низовка и окрестности в наши дни. Фото с сайта PUTNIK.RU

В 1920 г. Низовка насчитывала 55 дворов и 285 жителей. В этой деревне родился и умер Спиридон Дрожжин, крестьянский поэт, которого Иван Бунин назовёт «самым даровитым поэтом-самоучкой». За свою жизнь Дрожжин напишет более 30 книг и почти три десятка лет проживёт в родном селе, описывая крестьянский быт и красоту родной ему природы. По воспоминаниям современников, Спиридон Дмитриевич был правдолюбивым и добрым человеком, а в своей «Автобиографии» написал, что «если имел какой-нибудь данный Господом талант, то не зарыл его, как ленивый раб, в землю».

«Вышел внук на пашню к деду
В рубашонке, босиком,
Улыбнулся и промолвил:
«Здравствуй, дедушка Пахом!

Ты, я вижу, притомился,
Научи меня пахать,
Как зимой, в избе, бывало,
По складам учил читать!»

«Что ж, изволь, коли охота
И силенка есть в руках,
Поучися, будь помощник
Деду старому в трудах!»

И Пахом к сохе с любовью
Внука за руку подвел;
Внук тихонько бороздою
За лошадкою пошел…

«Первая борозда»(1884)

11951272_1632801660305904_4918293279272646224_n

д.Низовка в 1923 году. Фото из фонда Дома-музея С.Дрожжина

Спиридон Дмитриевич Дрожжин (1848-1930) родился 6 декабря 1848 г. в семье крепостного крестьянина деревни Низовка Тверской губернии. Первое своё образование он получил от деда, две неполных зимы обучался у деревенского дьячка счету и письму. Любопытно, что, как настоящий гуманитарий, он отличался в русском и старославянском языках, а в математике, напротив, отставал. Но на этом образование его обрывается – семья отправляет мальчика на заработки в Санкт-Петербург. Дело в том, что в деревне работы не было, и крестьяне были вынуждены подрабатывать в городе – вот и своего отца мальчик впервые увидел лишь в 6 лет.
В «северной столице» Спиридон работает половым в трактире «Кавказ», где взахлеб перечитывает периодику и лубочную литературу. Чтение поглощает его настолько, что свой скудный заработок он практически полностью тратит на книги. Спиридон становится читателем Императорской Публичной библиотеки (сегодня одна из первых «публичек» Восточной Европы носит название Российской национальной библиотеки), занимается самообразованием и знакомится с сочинениями отечественных властителей дум: Кольцов, Никитин и Некрасов – в числе любимых его авторов.
Но нужда диктует своё, и Дрожжин служит лакеем, трактирным слугой, подручным буфетчика, приказчиком в табачной лавке в Ташкенте, рассыльным в Питере, Твери, Москве, Ярославле, Харькове и других городах России. На заработанные деньги он собирает свою личную библиотеку, куда входят поэты Пушкин, Лермонтов и Гейне, писатели Лев Толстой и Глеб Успенский.
Своё первое стихотворение поэт написал в 16 лет, а в 1867 г. начал дневник, который вёл до конца жизни. Он много работает и в апреле 1873 г. дебютирует в народном журнале «Грамотей» с циклом стихов «Песни про горе добра-молодца». Позже Дрожжин пишет для детских изданий «Игрушечка», «Детское чтение», «Семейные вечера» и «Юная Россия». А вскоре и более именитые журналы «Русское богатство», «Родина», «Тверской вестник», «Слово» и «Дело» охотно сотрудничают с молодым автором. Первый сборник Спиридона Дрожжина выходит в Петербурге в 1889 г. В сборник поэт  включил лучшее из написанного им за 22 года (1866-1888). Такое событие, впрочем, не делает его обеспеченным, и в 48 лет он вынужден окончательно вернуться в Низовку, где целиком посвятит себя поэзии и земледелию. Отчасти на такое решение повлиял и Лев Толстой, с которым поэт дважды встречался (в 1892 и 1897 г. в Хамовниках.), и который проявил живой интерес к жизни и творчеству народного поэта.

 *       *       *
Еще над милой стороною
Чуть веет ясною весною,
С родных полей сбегает снег —
Над столбовой большой дорогой
Его осталося немного —
И стук разносится телег.
Своих лошадок понукая,
Усевшись плотно на мешки,
В уездный город мужики
Везут остаток урожая.
Что делать? Крайняя нужда
Всех бедных гонит в города;
А мужиков она тем боле
Не оставляет никогда,
Томит и в городе, и в поле.

(1912)

Вообще, творческий путь Дрожжина можно разделить на два периода: время, когда он занят собирательством – знаний, впечатлений, событий, опыта жизни — и периодом, когда он возвращается к своим корням, живет и работает в Низовке. Написанное им в ранний период – востребовано, но в какой-то мере продиктовано запросом общества на такой своеобразный народно-песенный жанр. Поздние же стихотворения более тяготеют к Пушкину (сам Дрожжин называл его «царем поэтов») или Державину. Показательно в этом смысле его стихотворение «Летний вечер в деревне». Тема страдания еще не изжита, поэт тяготится своим социальным статусом, — но здесь, на земле – можно работать и петь. Образ распряженного на ночь коня; крестьяне, сплетающие вечером хороводы, и летящая ночью жалостная и все искупающая песня – вот, пожалуй, то, что характерно для Дрожжина.

11951182_1632801600305910_2258457428742623221_n

д.Низовка в 1923 году. Фото из фонда Дома-музея С.Дрожжина

Если первый период творчества поэта прошел в странствиях и скитаниях, то дальнейшее творчество прошло в его «гавани» — Низовке, где у Дрожжина была большая семья — по крайней мере, об этом свидетельствуют сохранившиеся после Второй мировой войны (когда дом-музей поэта сильно пострадал) его автобиографические материалы. В них Дрожжин упоминает жену, детей, отца и братьев, своих соседей по деревне. Он описывает такой эпизод: «Жена, услыхав звон колокольчика, встретила меня у ворот и помогла принести вещи. В избе дети мои и братья ещё спали, а отец был на дворе. Скоро жена сходила на реку за водой и поставила самовар. Затем, узнав о моём приезде, пришла из деревни Пугино старая Курносиха, и я отдал ей из оставшихся денег три рубля долгу. Это единственная старушка в нашей стороне, которая, выручая многих в нужде, не брала никакого процента, кроме угощения. Ко мне она особенно благоволила, называя меня «сладким» и другими нежными именами». Или: «Утро было прелестное; кругом нас зеленела озимь, и над нею, то высоко взлетая, то опускаясь, пели жаворонки. Мы своротили с тропинки и пошли опушкою леса. От деревни до часовни всего полверсты; она с незапамятных времен построена над родником, который бьет из деревянного сруба и через подземный желоб спадает в колоду и сливается с ручьем. Летом, в день празднования Богородицы, из храма сюда бывает крестный ход, и здесь служат молебны».
В Низовке, у своих истоков Дрожжин как будто находит искомое: простой крестьянский быт; земля, которая отблагодарит пахаря урожаем; деревенские будни, дневной труд и вечерний отдых, — все это имеет для него смысл и правду, становится слагаемыми песни:

РОДИНЕ

Как не гордиться мне тобой,
О родина моя!
Когда над Волгою родной
Стою недвижим я,

Когда молитвенно свой взор
Бросаю в небеса,
На твой чарующий простор,
На темные леса.

Как хороша ты в теплый день
На празднике весны,
Среди приветных деревень
Родимой стороны!

Как бодро дышится, когда
На поле весь народ
Среди свободного труда
Все силы отдает!

Каким восторгом мою грудь
Ты наполняешь мне,
Когда хочу я отдохнуть
С тобой наедине!..

Я в каждом шелесте листов
Твой голос узнаю.
Хожу среди твоих лугов,
Мечтаю и пою.

Во всей в тебе и мощь видна,
И сила с красотой,
Недаром ты и названа
Великой и святой.

Теперь уже не поэт ездит по свету, но к нему — поэту-пахарю за советом и разговором съезжаются люди со всей страны. Благодаря работе над словом и активному физическому труду меняется сама тональность дрожжинских стихов. Стихотворение «Родина» он несколько раз переписывает, и в итоге читатель знаком с окончательным жизнеутверждающем вариантом.
Дрожжин переписывается с молодыми литераторами, выступая в роли наставника, а в июле 1900 г. у него гостит австрийский поэт Райнер-Мария Рильке, который переведет на немецкий 4 его стихотворения. Академия наук назначила в 1903 г. Дрожжину пожизненную пенсию имени Императора Николая II, а затем, в 1910 году, при содействии Великого князя Константина Константиновича — премию Академии за сборники изданных стихов. Дрожжина избирают Почётным членом Общества любителей российской словесности, а 1915 г. он получает почётный отзыв имени А.С. Пушкина за сборник «Песни старого пахаря».

Революцию Дрожжин встречает в Низовке, где благодаря его стараниям была  открыта земская школа и библиотека (в основу фонда легли собранные им книги). Несмотря на преклонный возраст, поэт участвует в общественной жизни — становится Председателем Съезда пролетарских писателей Тверской губернии (1919), а затем и почетным членом Всероссийского союза поэтов (1924).
Будучи весьма плодовитым и занимаясь литературной деятельностью более полувека, Дрожжин вместе с поэтами-песенниками Ожеговым, Пановым, Кондратьевым, Ивиным из «Московского товарищеского кружка писателей из народа» и «Литературно-музыкального кружка им. Сурикова» работал в жанре «русской песни». Многие его стихи были положены на музыку, а некоторые популяризовались с эстрады певицей Н.Плевицкой. Романсы на стихи Спиридона Дрожжина пел Федор Шаляпин и многие другие известные певцы того времени.

Открытка общества писателей из народа. Из коллекции

Открытка общества писателей из народа. Из коллекции «Конаковского уезда»

Литературная критика относит Дрожжина к представителям “старокрестьянской школы”, предшествовавшей появлению школы “новокрестьянской” (Сергей Клычков, Пимен Карпов), которая, в свою очередь, стала предтечей становления Сергея Есенина. Интересно, что последний, уже став знаменитым, популяризировал в России сам круг “крестьянских поэтов”.
Спиридон Дмитриевич Дрожжин умер 24 декабря 1930 г. и был похоронен на приходском кладбище в селе Шоша. В его честь названы улицы в Твери, Конаково и Дербенте. В 1937 г. в связи с заполнением Иваньковского водохранилища прах поэта вместе с его последним домом были перенесены в посёлок Новозавидовский, находящийся в Конаковском районе Тверской области. В поселке, граничащим с заповедником Завидово, рядом с Шошинским плесом Иваньковского водохранилища, действует дом-музей поэта, насчитывающий более 2 тысяч единиц хранения. К открытию дома-музея на могиле поэта был установлен памятник — бюст работы скульптора  А.Н.Златовратского. В 1988 году бюст был заменен на новый памятник — работы скульптора Е.А. Антонова. Бюст же был перенесён в здание дома-музея. А уже в наши времена в 2013 г. при содействии Дома отдыха “Завидово” был восстановлен тот самый родник, описанный Спиридоном Дрожжиным в стихотворении “Завещание”:

Завещание

Умру я скоро, скоро
Настанет смертный час,
И все долины, горы
Сокроются из глаз!1982182_1632801370305933_1669056705324085651_n

Не для меня зарею
Блеснет уж небосклон,
Усну я, под землею
Мой сладок будет сон.

О братья, вам желаю
Всем в радости век жить,
Меня же завещаю
Близ Волги положить.

В том месте, где бывало
Я сеял и пахал,
И в знойный день усталый
Порою отдыхал:

Где Матери Пречистой
Часовня и лесок,
И льется серебристый
Холодный ручеек;

Где ель шумит ветвями,
На луг бросая тень, —
И видны за полями
Ряд мирных деревень… <…>

%d такие блоггеры, как: