Срок за язык

В библиотеке «Конаковского уезда» обнаружилась удивительная книга. Называется она «Надзорные производства прокуратуры по делам об антисоветской агитации и пропаганде 1953-1991 г». Это обширный том, изданный в 1999 году международным фондом «Демократия», здесь собраны краткие сведения о тысячах дел об «антисоветских» выступлениях различного рода в эпоху Хрущева и Брежнева. По сути, это настоящий аннотированный каталог, составленный чрезвычайно добросовестно. Чтобы разобраться в завалах советских дел, группа сотрудников Центра изучения и публикации документов ГА РФ проработала более 70 тысяч дел Прокуратуры СССР за этот период и выявила значительный массив документированной информации, которая может быть эффективно использована в историографии. По сути, получилась энциклопедия «советской антисоветчины», перечень дел — громких и негромких — когда люди были осуждены по одной из самых «детских» статей советского уголовного кодекса — «за антисоветскую агитацию» (в народе говорили — «сел за язык»).

«Надзорное производство», обложка дела

Статья 58-10 (« Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти») в советском Уголовном кодексе считалась «детской» по тяжести наказания. Ее давали «за антисоветчину» — оскорбления в адрес вождей государства, рассказанный в очереди политический анекдот, неосторожный разговор, который при желании можно было представить как политически неблагонадежный. Сама статья 58-10 предусматривала наказание не ниже шести месяцев лишения свободы и обычно шла «прицепом» к более серьезным преступлениям. И контингент, который попадал под эту статью, — обычные люди, не политики, не начальники, чаще всего малограмотные, в силу собственного невежества не понимавшие, в каких ситуациях лучше держать язык за зубами.Да и преступления они совершали, как можно убедиться, чаще всего в нетрезвом состоянии, ибо что у трезвого на уме, то у пьяного на языке, а истина «язык мой — враг мой» была чрезвычайно актуальна в советскую эпоху. Эти люди не были противниками системы. Но в силу разных обстоятельств они были обречены стать ее жертвами.

Демонстрация

Демонстрация трудящихся

Посмотрев внимательно первый том аннотированного каталога, посвященного делам об антисоветской агитации 1950-х годов, мы нашли там и наших земляков. Вот за какие грехи против советской власти можно было «загреметь» в тюрьму в те времена. Читайте и мотайте на ус. Кто знает, вдруг эти истории станут снова актуальными…

15 апреля 1953 года пенсионерка Дурвенина поссорилась с невесткой. И во время ссоры в сердцах сказала, что даже хорошо, что Сталин умер. «Этот умер, другой будет. А этот нам хлеба не давал, потому и муж мой умер. В магазинах ничего нет, а в Кремле коммунисты сидят и жрут, все никак не нажрутся». Невестка немедленно отправилась и сообщила куда надо. Пенсионерке дали год за антисоветскую агитацию. 20 марта 1954 освободили.

Вожди на трибунеЖертвой Сталина (вернее, известий о его смерти) стал рабочий Ф.Кузнецов, который как раз 4 марта 1953 года подносил к своему рабочему месту тяжелые детали. В это время по радио передали о тяжелом состоянии товарища Сталина (на следующий день он скончался). Рабочий Романов, услышав это, побежал в цех, увидел Кузнецова, тащившего тяжелую болванку, и сообщил ему горестную весть. Вот что произошло потом: «У Кузнецова из рук выпала одна тяжелая деталь и ударила по ноге. Обозлившись, Кузнецов выразился нецензурными словами по адресу руководителя КПСС и Советского государства». Вспышка гнева стоила ему нескольких месяцев заключения.

Демонстрация с портретами

Портеты «вождей» в руках благодарного народа.

28 сентября 1953 года Никольский И.Ф. (1901 года рождения, русский, из семьи священника, отец сослан, образование 2 класса семинарии и 8 классов коммерческого училища, бухгалтер, проживал в селе Завидово Калининской области) были приглашен к одному застолью. Когда провозгласили тост за советскую власть, он отказался пить. Когда предложили поднять бокалы за советскую армию, он снова отказался пить. И тут провозгласили тост за Ленина и увидели, что Никольский опять не пьет! Его спросили, в чем дело. Никольский сказал, что пить за Ленина он не будет. А потом подумал и добавил, что и за Фанни Каплан он тоже пить не будет, потому что на ее месте целился бы тщательнее. Ну что с таким делать? Полтора года за антисоветскую агитацию.

4 августа 1953 Михлев В.И. (1931 года рождения, русский, образование 3 класса, дважды судим, рабочий, г. Калинин) и Сбруев Ю.М. учинили пьяный дебош в рабочем общежитии в Конаково, куда они пришли в гости к рабочему Сергееву. Неизвестно, из-за чего у них вышла ссора, в ходе которой Михлев толкнул Сергеева и тот порезал палец. Сергеев снял рубашку, чтобы не испачкать кровью, и Михлев увидел у него на груди татуировку с портретом Ленина. Ему бы в этот момент промолчать, но он произнес — «понятно, раз татуировка тюремная, потому и мы из-за Ленина мучаемся в тюрьмах». Эта фраза обошлась ему в полгода заключения за антисоветскую агитацию. 20 марта 1954 реабилитирован по статье 58.

антисоветский анекдот

28 сентября 1953 года Падалкин И.С. (1923 года рождения, проживал в поселке Новозавидовский, русский, сын кулака, образование 7 классов, прежде судим, участник войны, бывший шофер Метростроя) получил «детский» шестимесячный срок за вот такой анекдот: «Прибывший в колхоз представитель из района на собрании часто употреблял слово «темпы», но колхозники не понимали, что оно означает. Тогда один колхозник направился в Москву к М.И.Калинину и попросил его разъяснить значение слова «темп». М.И.Калинин, подойдя к окну и показав на идущий троллейбус, заявил: «Вот сейчас у нас мало троллейбусов, а через год их будет много. Это означает темпы». По возвращении домой колхозник стал разъяснять значение указанного слова другим колхозникам, собравшимся в помещении. Открыв окно и увидав нищего, он сказал: «Вот вы сейчас видите одного нищего, а через год их будет много». Кроме того, Падалкин в нетрезвом виде пел советский гимн, коверкая слова, — «нас вырастил Ленин, угробил нас Сталин». Освобожден 11 июня 1955 (снижен срок).

29 октября 1954 года Костюнин А.И. (1903 года рождения, русский, образование 3 класса, в 1918 г. служил в Красной Армии, судим в 1937, реабилитирован, плотник) посмотрел в театре пьесу В.Вишневского «1919 год» и после пьесы, обсуждая ее со знакомым, сказал, что в пьесе слишком преувеличены заслуги Сталина. Он сам воевал в Гражданскую, и в то время «о Сталине никто и не слышал, тогда гремел Троцкий и его речи звали за собой народ и все заслуги того времени стали приписывать Сталину только когда он стал нашим вождем». Заодно рассказал свежий анекдот, как одна старушка пришла к Калинину просить пропуск за границу: Калинин спросил, зачем ей пропуск туда — «везде хорошо, где нас нет», а старушка ответила — «вот я и хочу туда, где вас нет». Знакомый настучал, Костюнину дали срок за антисоветскую агитацию.

4 апреля 1955 Никифоров А.М. (1921 года рождения, русский, образование высшее, член КПСС, пенсионер, г. Калинин) посылал в местные и партийные органы, а также председателю КГБ СССР письма, в которых он «высказывал злобную клевету на руководителей КПСС и Советского правительства товарищей Хрущева и Маленкова». На допросах показал, что письма им были написаны под влиянием голосов невидимых ему существ, возможно, инопланетного происхождения, а также воздействия особых приборов секретного назначения. Услышав такие речи, решили до суда дело не доводить, а предоставить разбираться с «другом инопланетян» партийным органам.

7 июня 1957 года. П.Смирнов (1923 года рождения, русский, образование 9 классов, прежде судим, бухгалтер, Московская область) на платформе станции Редкино стал ругать Хрущева. Говорил: «Вы не верьте Хрущеву, это осколок Берии, они живут как капиталисты. Хрущев выстроил себе дачу, а вы как были нищие, так и будете нищими». Когда его задержали милиционеры, Смирнов стал вырываться и обзывать служителей правопорядка «кровавыми бериевцами». Транспортный прокурор Калининской железной дороги, рассмотрев дело, в санкции на арест Смирнова отказал, квалифицировав его действия как мелкое хулиганство.

28 июня 1957 года два друга — Григорьев Ю.И. (1938 года рождения, русский, окончил ремесленное училище, слесарь на заводе) и Пономарев А.Д. (1937 года рождения, русский, образование 7 классов, прежде судим, разнорабочий на заводе) — отправились в Москву, хорошенько выпили и пошли гулять. Григорьев стал распевать антисоветские песни собственного сочинения. Когда прохожие услышали, что он поет, они немедленно его скрутили и сдали в милицию, а уж оттуда друзья отправились куда надо. Да и на что они могли рассчитывать, если в одной из песен были такие слова (сохраненные в протоколе): «Отец мой Ленин был, а мать Надежда Крупская, А дедушка Калинин Михаил. Мы жили весело в Москве на Красной площади, но уродился вором я в семье один».

Летом 1958 года Калюжный В.И. (1926 года рождения, украинец, образование низшее, дважды судим, заключенный, Калининская область), Кабанов Г.Б. (1938 года рождения, русский, образование низшее, дважды судим, заключенный), находясь в заключении, изготовили и распространили около 100 антисоветских листовок и 5 писем: «Нет ни одной атомной бомбы страшнее, чем советская власть, берегитесь ее»; «Смерть коммунистам настанет скоро. Да здравствует Америка и ее свободный народ». Следствие по их делу продолжалось больше года, но 22 июня 1960 года оба были реабилитированы.

14 апреля 1959 года Кулаков Н.С. (1926 года рождения, образование низшее, прежде судим, разнорабочий, проживал в селе Городня Калининской области) в нетрезвом состоянии ругал коммунистов и Хрущева, говорил, что их надо перебить, что были хорошие люди — Маленков, Молотов, их отстранили, коммунисты живут за счет народа и т.д. Порезал себе руку и стал мазать кровью предвыборный плакат с изображением Хрущева, приговаривая «Вот тебе, Хрущев, моя рабочая кровь, пей». Сначала завели дело «по политике», но когда стало известно, что Кулаков часто пьет, переквалифицировали в мелкое хулиганство.

Хрущёв126 июня 1959 года  (дата направления дела в суд) Степанов В.И. (1935 года рождения, трижды судим, без постоянного места работы) написал в Совет Министров СССР письмо, в котором клеветнически отозвался об условиях жизни трудящихся в нашей стране, заявлял об отказе от советского гражданства и высказывал намерение опубликовать свои измышления в зарубежной печати. С аналогичным письменным заявлением он обратился в ЦК КПСС и изложил в нем также угрозу покончить жизнь самоубийством в Мавзолее В.И.Ленина («Я взорвусь у праха В.ИЛенина в Мавзолее, чтобы подлые коммунисты помнили, к чему приводит их подлость»).

Н.C. Хрущёв

<span>%d</span> такие блоггеры, как: