Лето любви Михаила Врубеля

Есть старый советский анекдот, в котором генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев приходит на выставку и останавливается возле одного из полотен: «Что это за картина?» Сопровождающий наклоняется к Брежневу и тихо, чтобы никто не заметил невежества вождя, говорит ему: «Это же Врубель». «Ну что ж, — одобрительно кивает генсек, — рубль это не дорого, да и картина красивая».
Если же серьезно, то Михаил Врубель, родившийся ровно 160 лет назад (1856)  прославился и как живописец, и как график, и как автор декоративных скульптур. Кроме того, занимался изготовлением керамики и майолики и даже пробовал себя в качестве театрального художника и книжного иллюстратора. Врубель  расписывал Владимирский собор в Киеве, но отметился и на Тверской земле.

Михаил Врубель. Автопортрет.

Михаил Врубель. Автопортрет. 1904-1905

Летом 1884 года молодой Врубель приехал к своим друзьям Валентину Серову и Владимиру фон Дервизу в имение в деревне Едимоново, которое принадлежало матери Серова. Врубель, к тому времени давно получивший диплом юриста, уже несколько лет обучался в Академии художеств, где, собственно и познакомился с Серовым и Дервизом, отчисленными оттуда за пропуски занятий. В отличие от своих друзей, Врубель занимался столь много и усердно, что стал в академии притчей во языцех. Тем неожиданнее было его решение весной 1884 года бросить занятия и отправиться в Киев реставрировать старинные фрески в храме Кирилловского монастыря (XII в). Правда, для этих работ молодого Врубеля киевским реставраторам порекомендовал его же преподаватель в Академии художеств П.П.Чистяков. В Киеве, впрочем, Врубеля ждала самая настоящая бедность. Быстро растратив все имевшиеся деньги (что с  ним случалось постоянно) Михаил Врубель дошёл до того, что ему нечем было расплатиться за еду. Поэтому он с радостью принял приглашение Серова провести лето в тверской глуши на природе. Валентин Серов в то время был доволен жизнью: несмотря на своё отчисление из Академии художеств, он уже снискал себе славу одного из лучших живописцев Москвы. Как раз в это время московский конезаводчик Малютин заплатил ему хорошие деньги за выполненный заказ (портрет одной из его лошадей), и Валентин Серов решил провести лето в Едимоново, позвав с собой друзей-художников — Владимира фон Дервиза и Михаила Врубеля.

Девушка освещённая солнцем. А.Серов

Девушка, освещённая солнцем. А.Серов

Три молодых художника не знали, что в Едимоново как раз проводили лето три кузины Серова, три сестры Симонович — Маша, Надя и Ляля — дочери его тетки, Аделаиды Семеновны Симонович. Сама Аделаида Семеновна только что перестала носить траур по своему девятилетнему сыну Саше Немчинову, скончавшемуся от скарлатины. Она была женщиной энергичной, веселой, и для трех молодых шалопаев-художников отдых в поместье обещал стать замечательными летними каникулами. Как и следовало ожидать, едва друзья Серова познакомились с его кузинами, как немедленно влюбились: Владимир Дервиз — в Надю, а Врубель — в Машу Симонович.
Это было настоящее «лето любви»: романтические прогулки под луной, купания, поездки в Тверь, чаепития на освещённой солнцем веранде дома Симоновичей (подробнее об этом в материале «Освещенные солнцем»). Через несколько недель Владимир Дервиз просил руки Наденьки у Аделаиды Семеновны, получил согласие, и попросил Валентина Серова стать шафером на его свадьбе. Венчаться молодые решили здесь же, в Едимоново.  Но Врубель на свадьбу не остался — вернулся в Киев, где через несколько  лет ему предстояло расписывать стены Владимирского собора в Киеве, а еще позже ждали годы скитаний, испытаний, безумие и слепота. И мировая слава.

%d такие блоггеры, как: